22:59 

Ребенок

Askramandora
Идею мне невольно подкинула Подземельная, за что ей спасибо
Из глухих волн боли накатывали лица, видения, воспоминания... Она металась по влажным от пота простыням, до соленого вкуса крови прокусила себе руку, после чего провалилась снова в беспамятное, в дурное, пахнущее свежестью зимнего утра... Его губы снова улыбались ей, целовали протянутую руку, голубые глаза из-под полей коричневой шляпы смотрели на нее честным, неизменно восторженным взглядом... а затем это лицо заменялось другим, и уже улыбка иная, от нее веяло страстным и недозволенным...
Чей-то надоедливый шепот извивался вокруг нее, чьи-то руки впивались в нее, она кричала... На помощь, на помощь, ты же видишь, у меня кровь на лице, ты повредил мне лицо, у меня будут шрамы... Ах, ты не хотел, чтобы я была с другим, почему ты стрелял, почему так жестоко со мной?..
И снова душное, далекое, нестерпимое. Боль словно стала частью стонущей, ворочающейся на постели, обессиленной и этой болью, и заключенной где-то в глубине ее существа ненавистью женщины.
Скрипнула дверь, озабоченные голоса спорили о чем-то, среди них один тихий, угрюмый, знакомый... в нем проскальзывала надежда. На то, что она выживет? Ох, рассмеяться бы, рассмеяться во весь голос, нервно, истерично, с всхлипываниями, с отчаянием. Кому она нужна, такая жизнь, подумала женщина на простынях и снова, как показалось ей, полетела в какую-то жуткую пустоту, и там его руки вновь и вновь прикасались к ней, даря неизведанное, а затем оборачивались холодным стволом ружья, из которого стреляли, стреляли, пока кровь не заливала поле зрения...
- Кажись, все обошлось благополучно, - тучная женщина облегченно вздохнула, держа на руках запеленатого, плачущего младенца. - Оба живые... Дай-то Бог...
Живые... Оба... Ей снова удалось вынырнуть из пустоты, и как-то так случилось, что она сидела на кровати, и к ней протягивали ребенка.
- Ну вот, вот ваш сыночек! Здоровенький, красивый... - тучная женщина хотела сказать, что весь в маму, но осеклась, поспешно увела взгляд от изможденного, ставшего еще более страшным лица в шрамах.
Она машинально приняла ребенка, прижала к груди, глядя на крошечное, сморщенное розовое личико. В нем - и любовь, и потеря невинности, и ужас разоблачения, и боль, и ненависть, и жажда мести... все это словно сливается воедино в плачущем комочке из плоти и крови.
- Уберите его, - прошептала Ливия Корнеро и откинулась назад на подушки. - Он так похож на него...
запись создана: 12.08.2012 в 22:51

@темы: Фанфики, Творчество, Ливия

Комментарии
2012-09-06 в 00:07 

Подземельная
Вы, наверное, гадаете, что такое место, как я, делает в такой девушке, как эта?
Идею мне невольно подкинула Подземельная
Это я умею :D .

Хорошая зарисовка :vo: . И реакция Ливии при взгляде на ребенка достоверная. И жаль ребенка, в котором мать видит столько боли.

2012-09-06 в 08:43 

Askramandora
Подземельная, Да, судьба его, как мне кажется, будет незавидной.

   

Caraibi

главная