Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:51 

Большая любовь Злого Рока

I'm moving towards something.(c)
Название: "Большая любовь Злого Рока"
Рейтинг: PG-13
Жанр: Решайте сами, я так и не определилась, а вскрытие показало, что каждый видит что-то свое.
Пейринг: Ферранте/Ипполито и прочие
Варнинг: возможно, ООС
Саммари: краткий пересказ "Пиратов" с точки зрения "если бы Ферранте был геем"

Часть первая

- Злой Рок, милый! Где же ты прячешься? – озадаченная Малинке расстроено оглядывала густые заросли. Грудь девушки бурно вздымалась, из одежды она успела надеть только пояс с оружием – самый важный предмет, ведь с тех пор как она ступила на палубу «Ливии», она постоянно ловила на себе похотливые взгляды пиратов, а эти люди были не из тех, кто будет спрашивать у девушки позволения и дожидаться благосклонности. Она купалась в укромной бухточке, подальше от чужих глаз, когда заметила мелькнувшую между деревьев фигуру Злого Рока. Он бросился прочь, едва увидев её, а ведь это был такой удобный момент, чтобы поговорить о чувствах. И зачем она схватилась за этот пояс? Должно быть, её любимый неправильно её понял.

Грозный пират Злой Рок поглубже забился в свое укрытие между стволов поваленных бурей деревьев. Он искренне надеялся, что Малинке его не найдет. И угораздило же его по доброте душевной взять на борт эту девицу! При первой же возможности она притащилась к нему с объяснениями – пришлось со скорбным видом выдать свою обычную легенду о потерянной любви – и с тех пор просто проходу не давала, при каждом удобном случае демонстрируя ему свои прелести, и что самое худшее, он уже начинал ловить на себе подозрительные взгляды команды. Да, на пиратских кораблях не приветствовались женщины, но какой нормальный мужчина устоит, когда его каждодневно искушает прекрасная молодая особа, будь она хоть трижды индианка?

Что с ним, Ферранте, что-то не так – это он понял еще в юности, когда сверстники бурно обсуждали девичьи и женские прелести, бегали на свидания и тискали по углам служанок. Его самого все это совершенно не привлекало, и даже отпугивало. А вот, скажем, смотреть на родного брата, когда тот переодевался при нем, доставляло ему ни с чем не сравнимое мучительное удовольствие – мучительное, потому что запретное. И какова же была его радость, когда он обнаружил, что это удовольствие – взаимное. Сначала это были мелочи – случайные, как бы невзначай, прикосновения, без которых прекрасно можно было обойтись, но чем дальше, тем больше. Осторожно, шаг за шагом, они продвигались навстречу друг другу по запретной тропе и, наконец, решились на самое последнее. Это была прекраснейшая ночь в его жизни. А потом были еще прекрасные ночи и еще. Но однажды Ипполито отведя его сторонку и, избегая смотреть в глаза, сказал:
- Надо поговорить.
Ферранте не был знатоком людских душ, но своего брата знал хорошо. Ничего хорошего такое начало не предвещало.
- То, что мы делаем – преступление, хочешь ты этого или нет.
Ферранте хотел сказать «И что?»
- Мы не можем жить так всегда. У тебя и у меня есть определенные обязанности. Мы наследники рода Альбриции, наш долг – продолжить его, рано или поздно тебе или мне и может даже нам обои придется жениться. От этого не убежишь, Ферранте. Пойми меня правильно. Я не требую все прекратить. Но мы должны быть осторожны, не должны пренебрегать внешними приличиями. Я заметил, что еще ни разу не видел тебя с девушкой, ты ими похоже вообще не интересуешься. Это ненормально, брат. Ты должен хотя бы делать вид. Ну, вот взять хоть ту девушку, сестру Антонио…
- Я не буду так поступать с сестрой друга, - у Ферранте, наконец, прорезался голос.
- Хорошо. Не с ней. Ну, так найди кого-нибудь.
«Найди» Легко сказать. Ферранте всегда был неуклюж с девушками, и хотя часто ловил на себе их взгляды, у него не хватило смелости продолжить знакомство. По правде говоря, он их побаивался. Странные, непонятные существа в панцире из кружев и шелков. Жесты, взгляды – все чуждое, неясное. Враждебное. И вот с одним из этих существ он должен будет однажды лечь вместе в постель, проводить ночи, жить в одном доме, воспитывать детей. Делать вид, что любит – ведь оскорблять чьи-то чувства он не хотел и не желал. Перспектива пугала. Он оттягивал как мог. Стал избегать Ипполито, чего за ним никогда раньше не водилось.
Все решила судьба. Позже, раз за разом прокручивая в голове те события, он усматривал в них руку рока, не иначе. Очередная прогулка в одиночестве верхом, к которым он так пристрастился с тех пор, как в их с Ипполито отношениях возникла напряженность. Карета, едущая навстречу. Знакомый ненавистный герб на дверце. Нахлынувший волной гнев: как они смеют, эти Корнеро, и без того захапавшие, что можно и что нельзя, как они смеют ездить по их, Альбрицци, земле?
В первый момент, когда дверца с черным сердцем на алом фоне распахнулась, он подумал, что перед ним юноша. Миловидный молодой человек со светлыми волосами и испуганным взглядом голубых глаз. Впрочем, испуг быстро сменился насмешкой, когда Ферранте заметил выпуклость груди под мужской одеждой и понял, что ошибся – похоже, это отразилось на его лице. Короткий разговор. Юная синьорина была не из застенчивых. Смесь дерзости и кокетства в поведении, прямота, с которой эта девушка высказывала свои желания, в какой-то момент произвели на него впечатление. Он даже проследил за ней до дому, и самую малость занялся слежкой. Коротко стриженная головка мелькала в компании матрон, а её обладательница кажется прекрасно знала, что за ней следят. Впрочем, тогда еще был шанс отступить, но потом пришло это письмо. Наверное, будь оно написано словами – так бы и осталось не отвеченным. Но змея, обвившаяся вокруг стрелы, смутила его разум. Загадки всегда действовали на него не лучшим образом. Черт его дернул обратиться за помощью к Ипполито. Тот, поняв, что письмо от дамы, выжидающе на него посмотрел, и Ферранте понял что попался. Ему придется на него отвечать. И поддерживать с этой Ливией отношения, иначе брат так и будет его ругать за излишнюю нерешительность и требовать определиться. В конце концов, подумал он, это положит конец разладу между ними. Другой такой возможности может больше не представиться, а он уже устал от неопределенности. А то, что она Корнеро… Ну, что ж, не так стыдно будет ей врать. Ипполито был так рад, что брат наконец-то решился на роман, что даже вызвался лично отнести письмо.
Предложение руки и сердца он делал, как будто это был прыжок в ледяную воду с огромной высоты. Ну а зачем тянуть? Сколько можно длить агонию? О том, что придется опять с ней целоваться, он старался не думать. Ну придеться, да. На какие только жертвы не приходиться идти ради всеобщего покоя. Но Ипполито, вопреки ожиданиям, совсем перестал обращать на него внимание, и обозленный Ферранте строил планы бегства. Правда, не так чтобы всерьез. Так что он, вобщем, даже обрадовался, когда в назначенный день (вернее, ночь) Ливия заявила, что ехать с ним никуда не собирается. Ну, поскандалил немного для порядку (кажется, именно так должен реагировать нормальный мужчина, если любимая говорит нечто двусмысленное про «другого»), но, тем не менее, пришел в хорошее расположение духа. Кто бы знал, что это последние его счастливые мгновения в родных краях.
Дальше были выстрелы, далеко разносившиеся в морозном воздухе, безжизнено лежащая на снегу Ливия, искаженное от горя лицо Ипполито. И ударившее в голову бешенство. «Все ложь, все обман!» Разговоры о приличиях. Попытки спихнуть его какой-нибудь девице. Эти странные отлучки. Никто и не собирался хранить ему верность, а он как дурак поверил. Почему ты просто не сказал, что я тебе больше не нужен?! Ферранте так и не понял, каким чудом не пронзил брата шпагой на месте. Разве что затверженные намертво понятия о чести, о том, что нельзя убивать безоружного помешали. Но Ипполито не хотел драться, а потом появилась стража, и Ферранте пришлось спасться самому. Но много-много раз, лежа без сна жаркими тропическими ночам, он жалел, что не убил брата сам, а оставил это дело палачу.


Часть вторая

Ипполито обманул судьбу. Он всегда был ловок, выкручивался, там, где другие увязали по уши. И все же, такого Ферранте не ждал. Когда старик прибывший на «Ливию» оказался его братом – где-то внутри у Ферранте словно плотину прорвало. Или может, старая рана снова открылась. Все те чувства, которые он, казалось, уже оставил позади, заглушил, запрятал в самый дальний тайничок своего сердца – любовь, ревность, обида – и снова любовь – хлынули наружу. Желание обнять боролось с застарелой болью. Он заставил себя сдержаться. «Один раз этот человек тебя уже предал.»
А потом в спешке, перед решающей битвой, уверенный, что ничего хорошего его не ждет, решил жениться на Малинке. В конце концов, она хорошая девочка, да, немного навязчивая, но она заслужила немного радости перед концом. Правда, с радостью вышел облом. Уже после того, как старый жрец обвенчал их, когда Малинке пришла к нему ночью, он понял – он не может. Просто не может и все. Малинке была разочарованна, даже, пожалуй, расстроена, но пыталась это скрыть. Она еще на что-то надеялась, бедняжка.
Как и следовало ожидать, битва закончилась не в их пользу. И все же, погружаясь в темноту среди разлетающихся в стороны щепок и артиллерийских залпов, Ферранте ощутил покой: больше не надо лгать, выкручиваться, опасаться задеть чьи-то чувства. Это было такое облегчение. Нежданное спасение вызвало смешанные чувства. Да, он жив, но опять надо что-то врать, и рано или поздно отговорка «я еще не совсем поправился, дорогая» перестанет работать.
Вобщем, никогда в жизни он не был так рад испанцам, как когда их отряд появился вблизи деревни. А уж когда увидел Ипполито… Готов был расцеловать. Жаль, времени не было. И потом, когда их схватили, и он уже чувствовал на своей шее веревку – даже тогда, это было такое наслаждение, стоять даже рядом, видеть вблизи его лицо… По крайней мере, умрут они вместе.
Не судьба. Даже в этом ему было отказано. Уже в который раз спасение казалось ему злой шуткой.
После сражения, на еще залитой кровью палубе, Ипполито обнял его на прощание – и Ферранте понял, это в последний раз. За спиной у него стояла та женщина, и брат не собирался её покидать. Оставалось только сделать счастливое лицо – притворяться ему не впервой.

- Милый, - стоило ему зайти в хижину на него набросилась совершенно обнаженная Малинке. Ну да, он совсем забыл, теперь уже не отвертеться, внутренне содрогнулся Ферранте. «И почему я не позволил Ливии меня прирезать?»

@темы: Малинке, Ливия, Конкурс, Ферранте, Фанфики, Ипполито, Изабелла

Комментарии
2009-04-03 в 19:26 

Nightday
Я же не могу на музыканта заманивать на его, пардон, задницу ©
Ой, если затрудняетесь прописать жанр, ставьте лучше в соотвествии с литературными, а не фанфичными рамками. Т.е. рассказ, новелла, повесть, роман и т.п. А то нехорошо получилось.
Ставить в жанре этого фанфика "юмор" - это обман читателя. Даже несмотря на то, что "рамка" рассказа, бегание Ферранте от Малинке, выполнена в юмористическом стиле. Основное содержание текста, об обманутой любви, о предательстве... в сущности об агонии растерянного человека, пронзительно грустная, цепляющая. Возможно, даже на слезу бы пробило. Но... С настройкой на "юмор" содержание дает сильнейший резонанс, оставляющий неприятный осадок.

Жанр Drama; Humor скорее.

2009-04-03 в 19:39 

Melis Ash
I'm moving towards something.(c)
Ставить в жанре этого фанфика "юмор" - это обман читателя. Даже несмотря на то, что "рамка" рассказа, бегание Ферранте от Малинке, выполнена в юмористическом стиле. Основное содержание текста, об обманутой любви, о предательстве... в сущности об агонии растерянного человека, пронзительно грустная, цепляющая. Возможно, даже на слезу бы пробило. Но... С настройкой на "юмор" содержание дает сильнейший резонанс, оставляющий неприятный осадок.
Тут такое дело... Сама я когда писала, так и неопределилась, чего хочу. Постебаться или обосновать слэшное толкование канона. Какие-то вещи писала на полном серьезе, какие-то - чтобы постебаться. Потом, когда вывесила в своем дневнике - большинство ореагирвоали именно как на юмор. Но возможно это зависит от отношения к героям. (У меня в ПЧ много любиетлей постебаться над Ферранте)

2009-04-03 в 19:45 

Nightday
Я же не могу на музыканта заманивать на его, пардон, задницу ©
Вот по вышеперечисленным причинам желательно писать и Humor, и Drama. Чтобы читатель знал, что может ждать и того, и того. Или не писать ничего, чтобы читатель был готов к неожиданностям.

Но возможно это зависит от отношения к героям. (У меня в ПЧ много любиетлей постебаться над Ферранте)
Я там вообще слэша в упор не вижу, я пишу абстрагировавшись от личного взгляда на ситуацию. Если прочитать только начало и конец, а середину пробежать глазами, это, безусловно, юмор...

2009-04-03 в 19:59 

Melis Ash
I'm moving towards something.(c)
Если прочитать только начало и конец, а середину пробежать глазами, это, безусловно, юмор...
Если подумать, вот такая смесь жанров отображает мое отношение к канону. Местами я там вижу пронзительную драму, а местами - ну смешно, сил нет. Люблю сериал - за драму. Но в фиках так и тянет туда юмор напихать. Ну и Ферранте в моих глаза полукомическая фигура.
Я там вообще слэша в упор не вижу, я пишу абстрагировавшись от личного взгляда на ситуацию.
В каноне что ли? В каноне и я не вижу, хотя вписать легко.

2009-04-03 в 20:07 

Nightday
Я же не могу на музыканта заманивать на его, пардон, задницу ©
Если подумать, вот такая смесь жанров отображает мое отношение к канону.
Лучше об этом предупреждать. Я тоже в фиках юмор мешаю с трагедией в принципе=)

В каноне что ли? В каноне и я не вижу, хотя вписать легко.
Искусственно вписать можно куда угодно, если там наличествуют два персонажа одного пола))
Нет, просто у меня в любом фандоме есть такое оценивание на предмет: "Было ли чувство?" Если я его увижу, то стану придерживаться подобного фанона, если нет - значит, нет.

2009-04-03 в 20:17 

Melis Ash
I'm moving towards something.(c)
Лучше об этом предупреждать.
В графе "варнинг", что ли? Это на целый абзац получиться, мне что, каждый раз эту диссертацию выписывать?*жалобно так* Я и так тут уже оповестила всех кого можно и кого нельзя о своем сложном отношении к Ферранте, мне казалось этого должно хватить. А то, что юмор, драма, и даже трагедия могут идти рука об руку, и что юмор, при желании можно увидеть практически где угодно... Млин, у меня что и в самом деле такое извращенное ЧЮ?

2009-04-03 в 20:37 

Nightday
Я же не могу на музыканта заманивать на его, пардон, задницу ©
Я про конкретный случай. Юмор нормальный, но когда ожидаешь, что исключительно он и будет, переход в драму неожиданный.
В графе "варнинг", что ли?
Жанр: Автор так и не определился. Сочетание [таких-то жанров]. Либо того проще... Жанр: Рассказ с притензией на [юмор, трагичность и т.п.]
Собственно, ты это и написала, но уже потом=))

2010-11-08 в 01:26 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Nightday Ставить в жанре этого фанфика "юмор" - это обман читателя. Даже несмотря на то, что "рамка" рассказа, бегание Ферранте от Малинке, выполнена в юмористическом стиле. Основное содержание текста, об обманутой любви, о предательстве... в сущности об агонии растерянного человека, пронзительно грустная, цепляющая. Возможно, даже на слезу бы пробило. Но... С настройкой на "юмор" содержание дает сильнейший резонанс, оставляющий неприятный осадок.
Жанр Drama; Humor скорее.
Присоединяюсь! Честно говоря, я здесь юмора не увидел и даже считаю, что подобная пометка вносит в рассказ некие издевательские нотки. Не знаю, как кого, а если бы в фанфике не было такой пометки вообще, он бы больше мне понравился. А так... невзирая на хороший стиль - не очень цепляет. То есть, форма прописана великолепно, но содержание - увы мне! - меня не очень трогает.

2010-11-08 в 01:32 

Melis Ash
I'm moving towards something.(c)
Kanofinve
даже считаю, что подобная пометка вносит в рассказ некие издевательские нотки
Ну вообще-то я и вправда собиралась над Ферранте поиздеваться, когда писала. Так что вы угадали, апплодирую вашей проницательности)

2010-11-08 в 01:45 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Nightday Нет, просто у меня в любом фандоме есть такое оценивание на предмет: "Было ли чувство?" Если я его увижу, то стану придерживаться подобного фанона, если нет - значит, нет. Откровенно говоря, я придерживаюсь немного другой оценки: если я не верю в пейринг мне сложно будет по нему писать. У меня как-то был случай - мне заказали фик по одному фэндому, а он у меня не получился именно из-за того, что я в нём слэша не увидел. А если со стороны читателя - то тут "верю-не верю" зависит от таланта автора. Порой бывает кто-то решает искусственно - лично для себя! - создать некий пейринг "от балды", то есто - совершенно его не прочувствовав. И получается ужасно, притом до такой степени, что ты плюёшься от этого и вопишь "Не верю! Автор, убейся об стену!" и т.д. Но бывает и наоборот - вещь написана настолько вдохновенно, что ты потом долго ходишь как пришибленный и перечитываешь её при всяком удобном случае. Даже если для тебя это ни в коей мере не ОТП - ты веришь в это, стоит тебе погрузиться в атмосферу произведения.

2010-11-08 в 01:46 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Злобная тварь Ну вообще-то я и вправда собиралась над Ферранте поиздеваться, когда писала. Так что вы угадали, апплодирую вашей проницательности) Ну, я вообще-то надеюсь, что отличаюсь умом и сообразительностью. :)

   

Caraibi

главная