Melis Ash
I'm moving towards something.(c)
Название: Единственное желание
Фэндом: "Пираты" ("Caraibi"), "Пещера Золотой Розы"
Рейтинг: пока предполагается PG-13
Пейринг: предполагется Ливия/Фанта
Категория: пока джен, но далее по сюжету предполагается фемслэш.
Статус: в процессе
Варнинг: большая часть действия будет в мире ПЗР. И вряд ли я найду способ впихнуть в повествование Ферранте, разве только Ипполито
По заявке Alla-Emily (см. пункт 11 )
Начало здесь


По славному городу Милану слухи распространялись быстро, и весть об исчезновении особняка Корнеро вместе со всеми его обитателями – вот вчера только стоял, и уже нет – вскоре облетела всех, и пошла по второму кругу, обрастая все новыми подробностями, одна другой причудливее. Сразу вспомнили, что дочка графа – до крайности странная и малоприятная особа, о которой ходили всевозможные толки, весьма нелестного свойства. Одни говорили, что она выходит из дома только по ночам, чтобы не видели её изуродованного лица, другие – что и вовсе переодевается в мужчину, и в таком виде бродит по темным закоулкам, ища, кого бы убить, чтобы утолить свою жажду крови. Вспомнили и давнюю, лет десять назад случившуюся историю с братьями Альбрицци, когда обоих, и Ферранте, и Ипполито, приговорили к смертной казни, но обоим удалось бежать. Людская молва тогда их всячески поносила, но теперь никто не сомневался, что оба они пали жертвой чар мерзкой ведьмы, и никак иначе. Должно быть, её унес дьявол во время одного из богомерзких ритуалов, твердили люди. Или же Господь просто утратил терпение и стер с лица земли гнездо порока.
Кто-то вспомнил, что как раз накануне дом Корнеро посещал Паоло Мазаретти, этот бесстыдный безбожник, набравшийся дурного в чужих землях, и без конца этим похвалявшийся. Его и раньше подозревали в колдовстве, а теперь уже ни у кого не осталось сомнений. Мазаретти – колдун, это все не могло быть простым совпадением. Он и эта Ливия без сомнения заключили промеж собой какой-то безбожный договор, следствием которого и стали последующие события.
Имя Мазаретти упоминалось все чаще, в сочетании со все более причудливыми предположениями, и его обладатель почел за благо не дожидаться, пока им заинтересуются представители власти, и потихоньку исчез из города, прихватив с собой все имеющееся в наличии золото, любимого попугая, двух наложниц, и некий маленький округлый сосуд, который тщательно ото всех прятал.

Тем временем другой объект столь бурных обсуждений пребывал (вернее, пребывала) в состоянии крайнего душевного раздрая. Шутка ли, не каждый день приходится просыпаться в совершенно незнакомом месте, и гадать, как ты сюда попала. Ну ладно, она, а вот как могла перенестись такая махина как их дом? Этого Ливия, как ни ломала голову, понять не могла. Ну не по силам такое человеку, не по силам и все. Может, кто-то решил подшутить, опоил их всех, и перевез под покровом ночи в другое место? Предположение, конечно, бредовое, но не такое невозможное, как летающие по воздуху особняки. Но нет, дом выглядел в точности так же, как и раньше - и внутри, и снаружи, и даже неприличное слово, которое кто-то выцарапал на стене кухни, было на месте. А вот то, что снаружи – нет. Ливия от потрясения даже про братьев Альбрицци ненадолго забыла – она давно привыкла винить их во всех своих бедах, но уж чего-чего, а колдовских способностей за ними явно не водилось. Хотя… Если вспомнить побег Ипполито из тюрьмы… Ливия подозрительно нахмурилась.
От папеньки практического толку по всем этом деле не было вовсе – он лежал на диване, закутавшись в плед, и пил не то успокоительное, не то какую-то гадость от сердца – Ливия не преминула язвительно удивиться, что вот надо же, оно у него таки есть, а то она уж было засомневалась. Ответом ей была нервная гримаса (и это вместо ожидаемой стандартной речи на тему «как папочка её любит, и желает только добра» - заранее он, что ли, их пишет?).
Ну и ладно, сама справлюсь, надулась Ливия, маленькая что ли? Часа эдак два у неё ушло на то, чтобы построить папенькиных головорезов, которых он нанимал для охраны. Одни из них от неожиданности обратились в религию и возносили молитвы Господу, другие успокаивали нервы общением с бутылкой. В итоге она чуть не сорвала голос, ушибла руку о голову одного идиота и переколотила в гневе пару дюжин бутылок, а еще пришлось отбирать у этой братии ключи от винного погреба, которые они каким-то образом заполучили. В результате всей этой деятельности у неё так разшалились нервы, что пришлось выпить пару глоточков коньяку для успокоения. А потом еще пару. И еще.
- Значит так, ты и ты - слегка поддатая Ливия ткнула пальцем в двух самых на вид трезвых и спокойных мужиков (оба выглядели так, будто когда-то в прошлом дрались не то с тигром, не то с целой толпой базарных торговок, Ливия глядя на них всегда сожалела, что она не мужчина), - пойдете со мной в деревню, остальным оставаться на месте и охранять особняк. Всем все ясно? - отхлебнув как следует из бутылки, она обвела «всех» малость помутневшим взглядом. В ответ нервно закивали.

- Ну? Что случилось? – Фантагиро старалась говорить строго, но ласково . Крестьяне появились возле замка ближе к вечеру, напуганные и растерянные, таща на себе свой нехитрый скарб и маленьких детей, рядом бежали дети постарше и скот. Появление это оравы произвело изрядный переполох – из их сбивчивых речей мало что было понятно, и по замку сразу же поползли слухи о случившемся несчастье – одни толковали о войне, другие о море, третьи о злом колдовстве и даже возвращении Темного Облака. Фанта примчалась так быстро, как только смогла – напуганные бедолаги хотели видеть именно её, они уже привыкли, что именно принцесса спасает страну от самых страшных несчастий.
Ей было поведано – очень сбивчиво, все перебивали друг друга, и, в конце концов, ей пришлось приказать, чтобы говорил кто-то один – как жители деревни, проснувшись рано утром, с петухами, обнаружили неподалеку от своего селения непонятно откуда взявшийся дворец – аккурат рядом с озером, в котором купалась деревенская ребятня. Напуганные донельзя, крестьяне спешно похватали самое ценное и от греха подальше бросились бежать. Куда? Разумеется, под защиту принцессы Фанатгиро.
Фанта нахмурилась. А ну как опять проделки Даркена? За последние годы на королевство свалилось немалось несчастий, и сама страшным из них было Темное облако. Тогда над Даркеном удалось одержать победу, но надолго ли? Не было ли нынешние события началом его мести?
Ромуальдо стоял рядом мрачнее тучи – ясно, терзается из-за того, что именно к ней, Фанте, побежали искать защиту, а о Ромуальдо или её отце, короле Родерике, кажется, никто и не подумал. После той истории с Даркеном он долгое время ходил как в воду опущенный, все твердил, что недостоин её, она такая замечательная, а он даже себя защитить не способен, не то что любимую. Фанта не очень умела утешать в таких случаях, проповедовать добро, даже таким странным существам как Руфус, было куда проще, а вот объяснить близкому человеку, что он ни в чем не виноват, что это обстоятельства так сложились, как-то не получалось. «Но у тебя же всегда получалось побеждать обстоятельсва» - возражал Ромуальдо.
У неё не было сейчас времени разбираться с его чувствами, но и давать ему лишний повод для терзаний не хотелось.
- Что скажешь, дорогой? – спросила она у жениха, пытаясь сгладить возникшую неловкость.
- Тебе виднее, - он как-то нервно усмехнулся. - Я бы послал туда отряд солдат.

Ну разумеется, они взяли с собой солдат. Фанте совсем не хотелось подвергать опасности людей, которые все равно ничего не смогут сделать с темным колдовством, если это было именно оно, и сейчас не знала, на кого злилась больше – на Ромуальдо, который на этом настоял, или на себя, за то, что позволила себя уговорить. Её жених ехал рядом на своем сером жеребце, и с тех пор как ворота замка за ними закрылись, они почти не разговаривали. Никто не говорил на повышенных тонах, не произносил бранных слов, но атмосфера размолвки витала над влюбленной парой. Только когда они выехали из леса, лед будто немного растаял. За силуэтами деревянных домов вдалеке отчетливо вырисовывалось на фоне полей незнакомое здание непривычных очертаний, которого Фанта прежде не видела ни разу, хотя и ездила часто по этой дороге. Она и Ромуальдо переглянулись, среди солдат послышался глухой ропот.
- Колдовские штучки, - промолвил её жених. Фантагиро заметила, что он нервничает.
На языке вертелось «Оставайся здесь, а съезжу на разведку», но она вовремя сообразила, что это его только обидит.
- Не имеет смысла брать с собой много людей, если это магия, они все равно с ней сделать ничего не смогут, а вот резерв нам пригодится, - заметила она. – Если с нами что случится, пусть оставшиеся пошлют гонца к моему отцу, и действуют по обстоятельствам. Но я запрещаю напрасно рисковать из-за меня жизнью, все слышали? - Фанта привстала на стременах, и обвела взглядом свой отряд, чтобы убедится, что никто не пропустил мимо ушей её слова.
Она выбрала нескольких самых опытных солдат, и вместе они двинулись по направлению к загадочному дворцу. Поначалу Фанта хотела спешится – всадники бесспорно будут бросаться в глаза – но на равнинной, лишь слегка холмистой местности укрытие было трудно сыскать даже для пешего, а верхом они быстрее смогут ускакать от врага. Конь Фанты тут же принялся брюзжать, что мол, ну вот опять её понесло невесть куда, что за напасть, а Вернись-камень из сумки отпускал язвительные замечания, принцесса шикнула на них обоих – мол, не поднимайте шум.

Единственным интересным результатом похода в деревню оказались медные монеты, забытые кем-то в спешке в тайнике под половицей – на них был совершенно незнакомый герб, отец уверял, что ни разу ничего подобного не видел (а он какие только деньги в руках не держал за свою жизнь), и это была хоть какая-то, но информация. Людей там не было совсем (без сомнения все сбежали еще рано утром, пока перепуганные слуги хлопали ртами и молились), только несколько куриц испуганно квохтали на насестах. Наемники прихватили их с собой, но Ливию вопросы пропитания интересовали мало – не все ли равно, откуда еда появляется на столе? - и домой она вернулась еще более злая, чем была. Отец, уже почти оправившийся от последствий нервного потрясения, тут же запретил ей отправляться без него куда-либо еще. Она спросила, каким образом он собирается ей помешать, слово за слово, и окончательно выйдя из себя от очередной порции нравоучений на тему «Надо вести себя осторожно», Ливия ушла к себе заливать злость вином. Строго говоря, она и не собиралась отправляться куда-то далеко одна, но отцу об этом знать совсем не обязательно – он и так ей постоянно командует. Не делай того, не делай этого, как будто ей все еще восемь лет и она нуждается в разъяснениях. Она не виновата, что вынуждена это терпеть – у него связи и деньги, и то и другое ей нужно, чтобы найти проклятого Альбрицци. Тут ей пришло в голову, что сегодня от его связей и денег не было никакого толку, но обдумать эту мысль она не успела, потому что заснула под действием вина.
Проспала она долго, и проснулась с жестоким похмельем, так что даже на еду спокойно смотреть не могла. Наблюдать, как папенька с невозмутимым видом уплетает слегка подгоревшее жаркое, было просто невыносимо. За ночь сбежали несколько человек из охраны, и ладно бы просто так, так еще и прихватили с собой ценные вещи – столовое серебро, канделябры работы известного мастера, коллекцию золотых кубков. Ливия уже мысленно представляла, что она прикажет с ними сделать, если найдет – предательство и воровство у своих же хозяев следовало наказывать со всей жестокостью. Пока же все самые ценные вещи, которые можно было легко унести, отец приказал собрать и запереть в своем кабинете, а окна в помещении тщательно закрыть ставнями, чтобы никто не мог забраться снаружи. Узнав о таком решении, она невольно хихикнула – там теперь шагу нельзя было свободно ступить.
Из окна столовой было хорошо видны поля и лес за ними, и в какой-то момент, подняв голову от тарелки, в которой безо всякого аппетита ковырялась, Ливия заметила группу всадников – они, судя по всему, выехали из леса и направлялись в их сторону.

Фанта со своим отрядом подъехала уже совсем близко к странному зданию – это был, без сомнения самый настоящий дворец, но непривычной её глазу архитектуры – когда услышала оклик:
- Стой, кто идет?
Это Фанту почти успокоило, хотя и удивило в то же время – то была обычная, свойственная людям, реакция на приближение врага, а она-то уже приготовилась столкнуться с чем-то чуждым и непонятным.
- Я принцесса Фантагиро, дочь правителя этой страны! – крикнула она. – А кто вы? Что вы здесь делаете?
Ответом было продолжительное молчание.
- Что это за страна? – раздалось наконец в ответ.
- Это владения доблестного короля Родерика. Вы разве никогда не слышали о нем?
Опять молчание.
- И какие намерения у принцессы Фантагиро?
- Хочу выяснить, кто пугает моих людей и сгоняет их с их земли. Кто вы такие? Что привело вас сюда, темная магия или белая?
Возможно, ей показалось, но за окнами дворца возникло какое-то оживление.
- Мы бы тоже хотели это знать, - ответили ей наконец. – Но почему благородная госпожа заговорила о магии? Мы честные люди и ничем подобным не занимаемся.
- Но еще вчера вашего дворца здесь не было. Разве это не магия?
- Даже если и магия, благородная госпожа, мы к этому не имеем ни малейшего отношения.
Фанте уже начинало надоедать разговаривать с призраком.
- В таком случае, может покажетесь?
Снова молчание, длившееся довольно долго. Наконец, из массивных парадных дверей показался мужчина лет тридцати с небольшим, широкоплечий, с русыми волосами, забранными в хвост, и увешанный оружием почище, чем принцесса Каролина украшениями. Нос у его был сломан, бровь пересекал шрам, и не хватало кончика уха. Человек опытный в обращении с оружием, безошибочно определила Фантагиро, и непроизвольно схватилась за меч. Мужчина сделал успокаивающий жест, мол, не стоит. Окинув Фантагиро оценивающим взглядом, он чему-то своему усмехнулся.
- Вас что-то развлекает? - тут же взвился Ромуальдо.
- О, нет нисколько, - но было видно, что таки да, развлекает, и немало.
- Господина должно быть смущает, что девушка занимается неженским занятием, -не без язвительности заметила Фантагиро, уже привыкшая к подобным взглядам, - Не так ли?
- Не без этого, - он нахально уставился ей прямо в глаза, - но вы ведь не об этом хотели поговорить.
- Кто вы такой?
- О, я лишь скромный слуга в этом доме, - он обвел рукой особняк, - я здесь по поручению моего хозяина.
- Что же ваш хозяин сам не покажется? Он такой трус?
- Предлагаю спросить вам это у него, когда появится возможность.
- А ну прекращай дерзить! - потребовал Ромуальдо, - Для простого слуги ты слишком много себе позволяешь.
Фанта зашипела на него, мол, что за тон. У Ромуальдо в последнее время наблюдались внезапные всплески высокомерия, когда он словно бы пытался кому-то что-то доказать, вот только момент он сейчас выбрал донельзя неподходящий. То, что она и сама буквально только что высказалась не слишком вежливо, как-то вылетело у неё из головы.
- Мы хотели бы поговорить с вашим хозяином, а не с его слугами.
- Откуда нам знать, что у вас мирные намерения? Вас, конечно, немного, - он обвел её маленький отряд цепким взглядом, - но вдруг где-то притаились ваши сообщники? Чем вы докажете, что не собираетесь делать ничего дурного?
Этот разговор мог тянутся до бесконечности, надо было что-то делать.
- Я войду к вам в дом одна и без оружия, это будет достаточным доказательством? - Ромуальдо не успел ей ничего сказать, Фанта уже спрыгнула с лошади и отстегивала с пояса меч.
- Фантагиро, - жених попытался ухватить её за руку, но она увернулась.
- Я знаю, что делаю, Ромуальдо, верь мне.
- Я тебе запрещаю, это чистое безумие.
Фанта покачала головой. Она бы никогда ничего не смогла сделать, если бы слушалась тех, кто ей что-то запрещал. И сейчас не будет. Даже если этот кто-то - Ромуальдо.

@темы: Федерико Корнеро, Фанфики, Ливия